Топпоиск.рф
 
ТОППОИСК.РФ Наука История Сталинская экономика и «экономическая реформа» 1965г.
Скачать: Книга Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР»

Добавление №1 к книге Сталина: Сталинская экономика и «экономическая реформа» 1965г.

Добавление №2 к книге Сталина: Чему учил Карл Маркс

Добавление №3 к книге Сталина: Религия и марксизм

Добавление №4 к книге Сталина: Основные положения экономического учения Карла Маркса

Добавление №5 к книге Сталина: Теория простого и расширенного воспроизводства Маркса-Ленина

Добавление №6 к книге Сталина: Истоки развала экономики СССР и его распада

Добавление №7 к книге Сталина: Построение бескапиталистического общества

Добавление №8 к книге Сталина: "Потребительная стоимость", стоимость и коммунистическая идея в "Капитале" Маркса

Добавление №9 к книге Сталина: Маркс, как основатель политической экономии общественного производства

Автор: Шумков Алексей Иванович

Добавление №1 к книге Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР»

I. СТАЛИНСКАЯ ЭКОНОМИКА И «ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РЕФОРМА» 1965г.

В ЧЕМ ПРИЧИНЫ ВРЕМЕННОГО ПОРАЖЕНИЯ СОЦИАЛИЗМА В СССР? – вот главный и мучительный вопрос, над которым напряженно думают сотни и сотни тысяч сторонников величайшей в истории человечества идеи. И это понятно. Ведь пра­вильно ответить на этот вопрос чрезвычайно важно не толь­ко для понимания прошлого, но еще более для того, чтобы в будущем не повторить уже совершенных ошибок.

Причин было много, но чем глубже анализируем мы нашу историю, тем все более ясным становится, что одним из наиболее важных факторов, приведших к совершившейся трагедии, была так называемая "Экономическая реформа" 1965 г., сменившая вектор движения к коммунизму на вектор реставрации капитализма.

В действующей до реформы "Сталинской экономике" использовался высокоэффективный критерий оценки деятельности производственных предприятий - СНИЖЕНИЕ СЕБЕ­СТОИМОСТИ выпускаемой продукции. По этому основному критерию проводилось как планирование производства, так и материальное стимулирование трудящихся.

Чем хорош был этот критерий? Прежде всего, тем, что он был адекватен природе социализма. Действительно. Устойчиво снижать себестоимость можно только за счет постоянного внедрения новой техники (и это стимулировало ученых, изобретателей, новаторов, которым не приходилось выступать в унизительной роли просителей!), за счет экономии ресурсов, за счет укрепления производственной и технологической дис­­­циплины и т.п., иначе говоря, за счет тех или иных ТРУДО­ВЫХ усилий. Это способствовало реализации важнейшего социалистического принципа оплаты по ТРУДУ (а не по «умнею жить»!). Чрезвычайно важным было и то, что в соответствии с достигнутым снижением себестоимости снижались и цены. При этом человек, получивший поощрение за эффективный труд на своем производстве, придя в магазин, мог купить по сниженным ценам больше товаров, произведенных другими. В этом был второй важный момент адекватности природе социализма: только принеся пользу обществу, способствуя собственным трудом снижению себестоимости (а при этом и цены) производимой продукции, можно рассчитывать на личную выгоду.

Буржуазные экономисты твердят о том, что в смысле эко­но­ми­ческой эффективности, якобы, не существует альтернативы капиталистическому рынку с его жесткой конкуренцией. Это не верно. Механизм "сталинской экономики" безо всякого капиталистического рынка создавал для каждого производителя условия, равнозначные наличию некоего "невидимого конкурента". В роли такого "конкурента" выступал государственный план. Производитель знал, нап­ример, что в целях запланированного увеличения годового выпуска его продукции он должен произвести соответствующее снижение себестоимости и отпускной цены. Иначе - невыполнение плана с достаточно жесткими последствиями. Да, это - коман­дная экономика с командным товарооборотом. Но и капиталистический рынок командует с той лишь разницей, что его команды не являются научно обоснованными, не слу­жат пользе всего общества, хаотичны и непредсказуемы, а главное – приводят к циклическим кризисам «перепроизводства» товаров в их денежном выражении. Например, произведено товаров на стоимость 120 млрд.$, а платёжный спрос на них 100 млрд.$. Товары на сумму 20 млрд.$ - «лишние», хотя нужда в них имеется. Чтобы реализовать на «свободном» рынке ВСЕ товары надо теперь продавать их по ценам в среднем на 20% дешевле, а если нет сбыта товаров, то происходит увольнение «лишней» рабочей силы и сокращение производства. Такие кризисные циклы в «рыночной экономике» повторяются через каждые 8-12 лет и становятся всё более разрушительными по мере ускорения научно-технического прогресса, что в конечном итоге обусловливает революционный взрыв в обществе.

Важнейшее значение в системе "сталинской экономики" имел принцип, утверждающий, что для экономического прогресса при снижении себестоимости следует производить и снижение цены. Да, это уменьшало ДЕНЕЖНУЮ прибыль кон­кретного предприятия, или даже сводило ее к нулю, но при ОБЩЕНАРОДНОЙ собственности конкретные предприятия работали в общенародных интересах, не имели заинтересованности в повышении нормы денежной прибыли поскольку их эффективность определялась, как уже говорилось, по снижению себестоимости и отпускной цены. При этом в связи с тем, что все предприятия, работая в таких условиях, способствовали снижению цен на свою продукцию, каждое отдельное предприятие и без денежной прибыли могло за счёт общего снижения цен в пос­ледующем цикле получить больше сырья, энергии, машин и произвести больше продукции. Социалистическая экономика, таким образом, работала не на увеличение денежной прибыли отдельных предприятий, а на увеличение объемов производства и полезных свойств всех видов продукции при соблюдении необходимых форм и плановых пропорций.

Отсюда – стремительный прогресс "сталинской экономики", что, разумеется, было возможно только в условиях общественной собственности на средства производства и государственного планирования. К этому надо добавить, что предполагался переход и к еще бо­лее соответствующему природе социализма критерию оценки эко­номической эффективности производства, а именно, переход от критерия - "снижение себестоимости" при фиксированном планом «налоге с оборота» в виде нормы отчислений денег в госбюджет – 5% от себестоимости той продукции, которая поставлялась в госторговлю, (что было необходимо для формирования общественного фонда развития в условиях, когда экономия в одних сферах меньше необходимых затрат в других сферах, например, затрат на развитие науки, и, в силу этого, эко­­номия в масштабе общества еще не достигается) к критерию - "экономия затрат для общества в целом".

Такой переход возможен лишь в условиях, когда всеобщий научно-технический прогресс начинает обеспечивать устойчивое сбережение общей (!) суммы живого и овеществленного труда в масштабе всего общества. При этом себестоимость новой машины с повышенными, или новыми полезными свойствами может и увеличиваться, если в сфере её применения себестоимость машинной продукции будет снижаться. В этом случае налицо рост производительной силы общественного труда.

Переход к критерию - "экономия затрат для общества в целом" с планомерным фиксированием, отчисляемой в госбюджет средней нормы прибыли, привёл бы к дальнейшему прогрессу социалистической экономики, совершенно недостижимому для экономики капитализма.

К сожалению, вместо этого началось внедрение абсолют­­но противоположных и порочных антисоциалистических принципов "Экономической реформы 1965 г.", в основе которой формально лежал так называемый хозрасчет. Порочность реформы состояла, однако, не в самом по себе хозрасчете, а в том, что при этом было отменено гла­венство социалистического принципа планового снижения цен конечной потребительской продукции жизнеобеспечения и предприятия были переориентированы на капиталистический принцип погони за СВОЕЙ, так называемой «сверхплановой» денежной прибылью, норму и массу которой предприятия стали повышать не столько за счет снижения себестоимости, сколько за счет повышения цен на свою продукцию. Кроме того, предприятиям была дана экономическая самостоятельность, которая все более расширялась, что приводило к постепенному ограничению роли государственного планирования и росту анархо-синдикалистс­ких тенденций, вплоть до появления и развития элементов "теневой экономики".

В связи с тем, что по ряду причин (враждебное капиталистическое окружение, не полностью преодоленные последствия войны 1941-45 г.г.) экономика страны еще страдала от дефицита многих видов продукции, получать прибыль путем повышения цен было гораздо проще, чем решать сложные вопросы снижения себестоимости и экономии труда. Это и предопределило начавшийся рост цен. Достаточно быстро стали проявляться многочисленные негативные последствия "реформы". Так, рост цен на машины, стройматериалы, удобрения и т.п. сильно ударил по сельскому хозяйству и вызвал ответную реакцию роста цен на сельхозпродукты. Стала нарастать не заинтересованность в научно-техническом прогрессе. Ограничение роли Госплана привело к росту диспропорций и хаотичности в экономике. Проблемы дефицита становились всё острее. Падал престиж честного труда и соответственно рос престиж "умения жить". Все это способствовало развитию "теневой экономики", укреплению позиций новоявленной «советской буржуазии», а затем и организационному формированию "пятой колонны" погромщиков социализ­ма в СССР.

Почему советское общество "клюнуло" на крючок прибыли? Ведь практически никаких протестов против начавшейся скрытой капитализации экономики СССР не было. Причин много. Прежде всего, следует отметить, что с приходом Н.С. Хрущева к руководству КПСС и страной началась массированная антисталинская пропаганда, огульно отрицавшая всё, что было связано с именем И.В. Сталина. Из употребления были изъяты все труды Сталина, в том числе и его, оказавшаяся пророческой, последняя работа: "Экономические проблемы социализма в СССР", содержащая предупреждение о гибельности пути с ориентацией на повышение нормы прибыли. Это разоружило теорию и практику социализма, усилило и без того весьма значительную безграмотность и масс, и руководства в вопросах марксизма-ленинизма, что, собственно, и обусловило возможность «принятия» экономической «реформы», которая «созрела» в так называемую «хрущевскую оттепель» и была психологически подготов­лена усилением потребительских тенденций в обществе.

Прибыль, деньги, немедленное и любым путем повышение потребления без оглядки на последствия – вот те частнособст­веннические идолы, молиться которым постепенно приучала официальная пропаганда. А «реформа» действительно откры­­­ва­ла для многих, в особенности для директорского корпуса и определенных кругов научно-технической интеллигенции, пути к обогащению, основанному на ущемлении интересов трудящихся масс и общества в целом.

Сталинский механизм социалистического производства и товарообмена был весьма эффективным, хотя и имел некоторый вполне устранимый негатив. Например, ещё недостаточными темпами повышалось количество поступающих в розничную государственную торговлю предметов индивидуального и семейного употребления по твёрдым ценам, чем пользовались колхозы и промысловая кооперация, которые своими силами производили «внеплановый» дефицит и продавали его на негосударственных колхозных рынках и базарах по ценам выше государственных.

«Экономическая реформа 1965 года» подорвала сталинский механизм планового социалистического производства и товарообмена и усилила указанный негатив, с которым пытались бороться административными методами путём запрещения и ликвидации колхозных рынков, а также изменением статуса колхозов на статус совхозов. Однако вектор движения к «обещанному» Н.С. Хрущёвым коммунизму через 20 лет реформа поменяла на вектор реставрации капитализма. Причём смена вектора стала возможной благодаря подготовленным КПСС в 1961 году документам, провозгласившим замену государства диктатуры пролетариата общенародным государством.

И хотя сегодня "демократы" без устали твердят, что учение Маркса не получило подтверждения в жизни, исторический вывод совсем иной. Справедливость идей марк­сиз­ма как раз была подтверждена у нас жизнью. Ибо всегда, когда мы действительно следовали марксизму, - была победа, но, когда мы отступали от него, - неизбежно терпели жестокое поражение и поражение в СССР потерпел именно антимарксизм, а отнюдь не марксизм, как нам внушает буржуазная пропаганда, принуждая нас выслушивать и читать такие «из­речения», как: "Марксизм - это посыпанная нафталином догма и утопия" (бывший мэр Ленинграда А. Собчак, переименовавший этот город-герой в Санкт-Петербург), или: "Для российского сознания, затуманенного гарью и дымом нетерпимости, особенно важно избавиться от мумий многочисленных догм, мифов и схоластических схем марксизма" (А.Я. Яковлев - бывший член Политбюро КПСС).

Почему люди должны верить всем этим надуманным "эмоциям", не разобравшись в экономическом учении Карла Маркса?

Комментарии  

 
# Наталия О. 24.06.2015 18:38
Комментарий Ольги Д. - не серьезный. В статье сказано: "...себестоимос ть новой машины с повышенными, или новыми полезными свойствами может и увеличиваться, если в сфере её применения себестоимость машинной продукции будет снижаться". Понимание же "социализма на телегах" вообще абсурдно. Народу РФ да и другим народам - нужен социализм без олигархов и без эксплкптации труда капиталом.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Ольга Д. 03.06.2015 13:01
Дорогой критик! Рассмотрим для ясности упрощённо Ваш базовый тезис»: «высокоэффектив ный критерий оценки деятельности производственны х предприятий - СНИЖЕНИЕ СЕБЕСТОИМОСТИ выпускаемой продукции».
Где выше себестоимость: при производстве телеги или автомобиля? Нужен ли народу социализм на телегах? Если ответ НЕТ, поразмыслите и подправьте хотя бы базовый тезис. Сталин ошибался в другом месте экономики - всё не там просто
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать