Топпоиск.рф
 
ТОППОИСК.РФ Наука История Шумков: Истоки развала экономики СССР и его распада
Скачать: Книга Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР»

Добавление №1 к книге Сталина: Сталинская экономика и «экономическая реформа» 1965г.

Добавление №2 к книге Сталина: Чему учил Карл Маркс

Добавление №3 к книге Сталина: Религия и марксизм

Добавление №4 к книге Сталина: Основные положения экономического учения Карла Маркса

Добавление №5 к книге Сталина: Теория простого и расширенного воспроизводства Маркса-Ленина

Добавление №6 к книге Сталина: Истоки развала экономики СССР и его распада

Добавление №7 к книге Сталина: Построение бескапиталистического общества

Добавление №8 к книге Сталина: "Потребительная стоимость", стоимость и коммунистическая идея в "Капитале" Маркса

Добавление №9 к книге Сталина: Маркс, как основатель политической экономии общественного производства

Автор: Шумков Алексей Иванович

Добавление №6 к книге Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР»

Vl. Истоки развала экономики СССР и его распада

В "Сталинской экономике" главным критерием оценки деятельности предприятий был не рост прибыли в деньгах, а критерий снижения себестоимости производимой продукции. По этому критерию осуществлялось планирование производства и поощрение. Но для наполнения госбюджета был введен «налог с оборота» - 5 % от себестоимости с предприятий, производящих продукцию для розничной государственной торговли.

Это полностью соответствует экономической теории Маркса, который писал:

"Устранение капиталистической формы производства позволит ограничить рабочий день необходимым трудом. Однако необходимый труд, при прочих равных условиях, должен расширить свои рамки. С одной стороны, условия жизни рабочего должны стать богаче, его жизненные потребности дол­ж­ны возрасти. С другой стороны, к необходимому труду пришлось бы причислить часть теперешнего прибавочного труда, именно тот труд, который требуется для образования общественного фонда резервов (запасного фонда) и накопления". (К.Маркс, "Капитал", М-1969, т.1, с. 539).

Но Маркс и предупреждает:

"Впрочем, само собою понятно, что если в какой-нибудь общественно-экономической формации преимущественное значение имеет не меновая стоимость, а потребительская ценность продукта, то прибавочный труд ограничивается более или менее узким кругом потребностей, но из самого характера соответственного производства не вытекает безграничная потребность в прибавочном труде" (там же, с.247).

Видим, что, строго по Марксу, прибавочный труд, как источник производства прибавочной стоимости и денежной прибыли, все-таки необходим для создания общественного фонда, но не безграничен. Он ограничивается определенной потребностью на государственные расходы. Другими словами, превращаемая в денежный капитал прибавочная стоимость общественного труда ограничивается "узким кругом потребностей", т.е. сохраняется на необходимом уровне, с постепенным доведением этого уровня до необходимого минимума по мере "отмирания" государства, ибо только в этом случае "совершенно отпадает денежный капитал".

Чрезвычайно важным в экономике эпохи И. Сталина было то обстоятельство, что при снижении себестоимости на определенный процент, на такой же процент должна была снижаться и цена продукта для потребителя. Ведь чем больше в масштабе общества сэкономлено и чем меньше цены, тем больше можно произвести натурального продукта, т.е. потребительских ценностей за те же деньги и никакой безработицы, а главное никакой эксплуатации.

В "Сталинской экономике" (см. И. Сталин, "Экономические проблемы социализма в СССР", М-1953г.) прорисовываются и главная цель социалистического производства – увеличение в обществе потребительской продукции материальных и духовных ценностей для удовлетворения растущих потребностей членов общества, и экономический механизм достижения цели – постоянное снижение себестоимости и отпускной цены производимой продукции жизнеобеспечения за счет новой и новейшей техники, с тем чтобы на те же деньги можно было производить как можно больше конечной продукции (товаров народного потребления) в необходимых формах и плановых пропорциях. Постоянное же снижение себестоимости, или постоянная экономия общих затрат в масштабе предприятия, отрасли, региона и общества в целом, выражаемая НОРМОЙ ЭКОНОМИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ТРУДА в виде процента снижения стоимости (цены) производимой конечной продукции, может осуществляться только при достаточно высокой индустриализации и непрерывном росте научно-технического прогресса, к чему и стремился И.В. Сталин. Так что не случайно именно в эпоху «сталинской экономики» аграрная, "лапотная" Россия превратилась в могущественный индустриальный Советский Союз.

Почему появилась «Экономическая реформа» 1965 года, переориентировавшая все предприятия и организации в СССР на повышение "рентабельности" в капиталистической форме повышения нормы денежной прибыли? Этот вопрос требует серьезных исследований. Чтобы повысить прибыль, предприятия стали поднимать цены на свою продукцию. Производство продукции, особенно дешевой, стало сокращаться, начал расти и дефицит, одним словом, очень скоро стали проявляться все негативные элементы начавшейся капитализации советской сталинской экономики.

Можно ли сказать, что к 1965 году разрушенная войной 1941-45 г.г. экономика СССР была полностью восстановлена, а процесс всеобщей индустриализации страны закончен? Конечно, так сказать, видимо, нельзя.

В 1 томе "Капитала", М-1969, на с.4О2, Маркс писал:

"Ясно, что, если производство известной машины стоит такого же количества труда, какое сберегается ее применением, то происходит просто перемещение труда, т.е. общая сумма труда, необходимого для производства товара, не уменьшается, или производительная сила труда не возрастает".

Другими словами, сэкономленный в сфере применения такой машины живой труд попросту переместится в сферу производства данной машины и никакого повышения средней по обществу производительной силы и нормы экономии труда не произойдет. А поскольку без машин, механизмов и орудий, т.е. без индустриализации производства, вообще оказывается невозможным добывание и преобразование в удобные формы природных ресурсов для нужд человека, то в обществе возникает на определённом историческом этапе необходимость производить и такие машины, механизмы, орудия и вещества, которые не экономят общий труд, но делают последний возможным. И если общий труд не экономится неопределенно долгое время, то в этот период нет никакого другого механизма движения вперед, как совершенствовать процессы труда на основе производства прибавочной стоимости и прибыли, хотя и капиталистическими способами усложнения и интенсификации труда, но за счет допустимого повышения интенсивности, и с той разницей, что в социалистическом обществе, т.е. на 1-й фазе коммунизма, эта прибыль в деньгах концентрируется в общественном фонде, а не распыляется по частным рукам, производится и расходуется по научному плану, а не стихийно. Эта времен­ная необходимость производства прибыли в деньгах, т.е. денежного капитала постепенно пойдет на убыль и далее полностью отпадёт, как только индустриализация производства и связанное с ней прогрессирующее развитие общественной производительной силы труда обозначат сбережение общего труда, т.е. рост нормы его экономии в масштабе общества. Полный отказ от производства денежного капитала путем постепенного сведения нормы прибыли в деньгах к необходимому минимуму и знаменует переход к полному коммунизму.

Почему же советское общество не пошло по этому пути? Вопрос этот требует глубоких и всесторонних исследований. В общих чертах можно сказать так. Если руководимая И. Сталиным ВКП(б) выполнила свою историческую задачу по организации масс на строительство социализма (1-й фазы коммунизма), а также на отпор прямой военной агрессии капитала гитлеровской Германии, то КПСС, руководимая Н.Хрущевым, Л.Бреж­не­вым и в особенности М.Горбачевым своей исторической задачи по организации масс на осуществление перехода общества СССР во 2-ю фазу коммунизма и на отпор идеологической и экономической агрессии мирового капитала во главе с капиталом США не выполнила. Почему не выполнила? Можно выдвигать разные причины, но мы заострим внимание на "советской экономической школе", которая на словах, хотя и именовала себя "марксистской", на деле же всё дальше и дальше уходила в прямо противоположную сторону от марксистской экономической теории.

Заглянем, например, в «Экономический словарь-справочник рабочего», М-1977, написанный «совет­ским академиком» А.В. Моисеевым. На стр.13 находим:

«ЗАКОН СТОИМОСТИ ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ. Суть этого закона состоит в том, что все товары имеют стоимость, величина которой определяется общественно необходимыми затратами труда на их производство, а обмен товаров осуществляется на основе эквивалентности, т.е. как обмен равновеликими стоимостями».

Придраться вроде бы особенно не к чему, если товарами называть производимые в обществе потребительские ценности (Gebrauchswerte), т.е. полезную продукцию, а под общественно необходимыми затратами труда понимать общественно необходимое рабочее время, ибо Маркс ясно писал:

"Общественно необходимое рабочее время есть то рабочее время, которое требуется для изготовления какой-либо потребительской ценности (а не потребительной стоимости - А.Ш.) при наличных общественно нормальных условиях производства и при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда" («Капитал», т.1, М.,1969, с.47).

Но читаем "Экономический словарь..." дальше:

«Государство устанавливает цены на товары, исходя из их стоимости... Практически в основе планомерно устанавливаемой цены лежит себестоимость, но не индивидуальная, а средняя, от­раслевая. Это позволяет нормально работающим предприяти­ям возмещать все свои затраты и получать плановую прибыль. Особенно хорошо работающие коллективы, индивидуальная себестоимость продукции у которых ниже среднеотраслевой, получат после реализации продукции еще и сверхплановую прибыль... Поэтому на первый план сейчас выдвинуты такие вопросы..., как повышение ПРИБЫЛИ И РЕНТАБЕЛЬНОСТИ».

На стр.73 этого словаря смотрим, что такое рентабельность:

«Например, завод получил 480 тыс. руб. прибыли, сто­имость его основных производственных фондов составляет 1 млн. 800 тыс. руб., а оборотных средств - 1 млн. 400 тыс. руб. В этом случае уровень рентабельности предприятия будет равен:

480 тыс. руб./(1 млн. 800 тыс. руб.+ 1 млн. 400 тыс. руб.) = 0,15 или 15%».

Видим, что "рентабельность", или "уровень рентабельности" – это и есть "норма прибыли", только другими словами сказанная. Необходимость повышения её А.В. Моисеев выдвигает на "первый план". Повышать же "уровень рентабельности" систематически и постоянно за счет мероприятий по снижению индивидуальных себестоимостей можно только единственным способом – зафиксировать (заморозить) отраслевые себестоимости и удерживать их неопределенно долго, а при случае и приподнять. Ведь именно по ним обмениваются товары. Спрашивается. Чем же отличается "отраслевая себестоимость" от "меновой стоимости"? А ничем! По сути, это одно и то же. А.В. Моисееву наплевать и на "Закон тенденции нормы прибыли к понижению" и на «Закон стоимости». Он, видите ли «опроверг» Маркса.

Можно, конечно, пытать­ся повышать норму прибыли, снижая издержки и одновремен­но цены (меновые стоимости) на некую "расчетную" величину, и даже достигать желаемого результата на определенный период времени, но это в корне противоречит всему историческому опыту, который показывает, что в капиталистическом производстве с ростом производительной силы общественного труда общая норма прибыли имеет неуклонную тенденцию к понижению, несмотря на противодействующие причины, и Маркс доказал это со всей убедительностью, а жизнь подтвердила его правоту.

Заглянем теперь на стр. 134 "Словаря". Видим пример структуры цен на промышленную продукцию:

         Себестоимость продукции                   57 руб.

         Прибыль                                                  3 руб.

         ____________________________________

         Оптовая цена предприятия                 60 руб.

         Налог с оборота                                   4 руб.

         Наценка сбытовым организациям       1 руб.

         ______________________________________

         Оптовая цена промышленности         65 руб.

         Торговая накидка                                 2 руб.

       ______________________________________

         Государственная розничная цена         67 руб.

На стр. 133 читаем разъяснение:

«При определении в денежном выражении объема производства и уровня рентабельности (т.е. нормы прибыли – авт) за основу берутся оптовые цены предприятия».

Но если, согласно этому разъяснению, прибыль у предприятия – 3 руб. на 57 (т.е. норма прибыли 3/57 = 0,053 или 5,3%), то из какого «воздуха» берутся «надбавки» 4 + 1 + 2 = 7 руб. к оптовой цене предприятия.

Такая антинаучная структура цен неизбежно ведет к их росту и снижению объемов производства, а в конечном итоге – к краху всей экономики, что мы и получили в 1992 году.

Другое дело, если бы фактическая прибыль у предприятия была не 3 руб., а 3+4+1+2 = 10 руб. на 57, т.е. норма прибыли была бы 10/57 = 0,1754 или 17,54% и если бы при этом она ещё выражала среднюю в обществе норму прибыли, то вот тогда бы данная структура цен работала и была бы предпосылкой для экономического роста путем планомерного снижения цен за счет роста нормы экономии общественного труда под влиянием научно-технического прогресса. Причём экономический рост должен контролироваться не ростом «валового продукта» в деньгах, что есть капиталистическая категория, отображающая рост капитала в денежном выражении, а только и именно ростом нормы экономии общего труда (в процентах) нарастающим итогом, экономии, на основе которой осуществляется расширенное воспроизводство и рост объемов потребительской продукции в необходимых или обусловленных планом пропорциях.

Но заглянем еще на стр. 60 "Экономического словаря…". Читаем:

«ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА – это эффективность затрат труда. Она выражается в количестве продукции, производимой работником в единицу времени, или в величине затрат рабочего времени на изготовление единицы продукции".

Эта формулировка заимствована у другого "советского ака­­демика" - С.Г. Струмилина, который производительность труда выразил отношением:

Р/(Тж.+Тов.) (1),

где Р - продукция в натуральных единицах, а (Тж.+Тов.) - время живого и овеществленного труда соответственно, затраченное на ее изготовление. (Струмилин С.Г., Проблемы экономии труда, М., Наука, 1964.т.3, с.494).

Как же понимать это отношение? Понимать его надо так, что, если на производство Р=1000 единиц некоей продукции затрачивается, например, 200 рабочих часов живого труда (Тж.) и потребляется при этом 800 рабочих часов прошлого труда, овеществленного в средствах производства (Тов.), то производительность общественного труда по данному виду продукции составляет 1 ед./час. Казалось бы всё ясно. Однако, если за этот 1 час будет производиться в обществе не 1, а 2 ед. той же продукции, то оказывается, что еще не известно за счет чего же произошло её увеличение: за счет ли роста интенсивности и сложности труда, или за счет повышения производительной силы, как результата научно-технического прогресса. Получается, что ни Моисеев, ни Струмилин не дали однозначного определения роста производительности общественного труда и тем самым не только внесли путаницу в советскую экономическую науку, но, главное, весьма заметно отступили от экономической теории Карла Маркса, называя, тем не менее, себя "марксистами". Ведь Маркс ясно показал, что при росте интенсивности и сложности труда стоимость единицы продукции не изменяется, а при повышении производительной силы стоимость, а следовательно, и цена единицы продукции уменьшается, хотя в обоих случаях производство продукции в единицу времени и увеличивается. Однако, ни Струмилин, ни Моисеев этого не разъясняют. По Марксу, рост производительности труда характеризуется не увеличением производства продукции в единицу времени вообще, а только и именно уменьшением суммы времени живого и овеществленного труда на изготовление единицы данной продукции, что, собственно, и обусловливает возможность увеличения ее производства в единицу времени без повышения интенсивности труда. Поэтому рост производительности труда характеризуется числом "n", показывающим во сколько раз уменьшилось общее время труда на производство единицы данного продукта:

n = (Тж.+Тов.)/(Тж.+Тов. – Э) (2),

где (Тж.+Тов.) - время общего (живого и овеществленного) труда, затраченное на изготовление единицы данного продукта по старой технологии (на старых средствах производства), а Э - экономия времени общего труда при изготовлении той же единицы продукта с переходом на новую технологию (новые средства производства).

Формула же Струмилина характеризует рост производства продукции в единицу времени вообще, а рост производительности общественного труда отображает только при том условии, если стоимость единицы продукции снизится. Если же стоимость единицы продукции (цена) не уменьшится, то в таком случае и нет роста производительности общественного труда, несмотря на увеличение производства продукции в единицу времени.

Проведем следующий дополнительный анализ.

В формуле (2) время живого труда (Тж.) заменим его денежным эквивалентом - V (полная стоимость рабочей силы), а время овеществленного труда (Тов.) - его денежным эквивалентом - С (стоимость потребленных средств производства), имея в виду, что издержки - m на развитие рабочей силы заключены в «V», т.е. V=v+m, а добавочная прибавочная стоимость – mдоб. не производится (равна нулю). Получим:

n = (C+V)/(C+V – Э) (3),

где Э - экономия в деньгах.

Формулу (3) представим в виде:

n = 1/[(С+V – Э)/(C+V)] = 1/[1 – Э/(С+V)].

Поскольку отношение Э/(С+V) есть выраженная в долях единицы норма экономии общественного труда Nэ, то увеличение производства продукции в зависимости от достигаемой величины Nэ будет происходить в

n = 1/(1– Nэ) раз (4).

Именно эта формула, строго по Марксу, отображает рост производительной силы общественного труда в зависимости от достигнутой нормы экономии Nэ, выраженной снижением цен в процентах, или в долях единицы. Например, стоимость (цена) единицы продукта снизилась от роста производительной силы на 20%, что в долях единицы соответствует величине Nэ = 0,2, следовательно, производство продукта в единицу времени увеличилось в n = 1/(1– 0,2) = 1,25 раза.

Другое дело, что капиталисты, достигая экономии, не снижают немедленно цены на производимую ими продукцию и тогда экономия Э превращается в добавочную прибавочную стоимость mдоб, являющуюся источником накопления у них денежного капитала. А т.к. всю экономию не всегда удается превратить в «прибыльные» деньги, поскольку с ростом производительности общественного труда, увеличивающаяся масса продукции так или иначе дешевеет, то капиталисты превращают в "прибыль" только часть экономии. При этом возникает торможение экономического роста общества, поскольку рост производства потребительской продукции характеризуется уже не отношением

(С+V)/(C+V–Э),

а отношением

(C+V+mдоб)/(C+V – х),

где х = Э – mдоб. - часть экономии, вынужденно пошедшая на снижение цены.

"Капиталистическое производство есть не только производство товара, по самому своему существу оно есть производство прибавочной стоимости. Только тот рабочий производителен, который производит для капиталиста прибавочную стоимость или служит самовозрастанию капитала" (К. Маркс, "Капитал", М-1969, т.1, гл.14, с.517).

Не эту ли идеологию маскировали "советские академики" Струмилин и Моисеев, смешивая в одну кучу и рост интенсивности труда, и рост его сложности, и повышение производительной силы?

Капиталист-предприниматель характеризует производственный процесс "своего дела" прежде всего отношением рыночной цены товара к издержкам на его производство, стремясь любым путем к монополии цен, а если есть возможность, то и к их повышению, создавая тем самым еще больший тормоз экономического роста общества, выражающийся в том, что денежный капитал у собственников растет, а производство необходимой обществу потребительской продукции стоит на месте, или растет с тем более замедленным темпом, с чем более высоким темпом растет денежный капитал у собственников средств производства.

В самом деле. Представим, что все цены в обществе "заморожены" некоей монополией и пусть, например, в течение года производится в нем вся необходимая для жизнеобеспечения масса продукции (Мп) на общую стоимость C+v+m =500 любых денежных единиц, где «v» пусть будет эквивалент стоимости необходимых жизненных средств среднего рабочего (зарплата), а «m»- эквивалент издержек на развитие рабочей силы, так что сумма v+m образует полную стоимость рабочей силы - «V». При этом отношение C/V в расчет брать не будем (оно может быть любым).

Теперь представим себе, что в результате технического прогресса и роста общественной производительной силы труда годовые затраты на производство того же количества продукции уменьшились на 100, т.е. (Э = 100). Поскольку цены в обществе заморожены, то полученная норма экономии общественного труда Nэ = Э/(С+V) = 100/500 = 0,2 или 20%, превращается в норму «добавочной» денежной прибыли p = Э/(C+V– Э) = 100/400 = 0,25 или 25%. При этом "p", выраженная в долях единицы, находится в следующей математической зависимости от Nэ, выраженной также в долях единицы:

p = Nэ/(1–Nэ) (5)

и соответственно:

Nэ = р/(р+1) (6)

Поскольку производимая в обществе та же масса продукции (Мп) обменивается и употребляется по прежним ценам, то реализуется она в обществе на ту же общую стоимость = 500. Следовательно, на экономию трудозатрат в 100 увеличить производство всей массы продукции Мп по прежним ценам можно только на 0,2*Мп или на 20%, исходя из пропорции:

500 - Мп

100 - х*Мп,

х = 100/500 = 0,2,

т.е. увеличить ее можно только на полученную норму экономии труда Nэ = 0,2, или в z = 1+0,2 = 1,2 раза, что в общем виде выражается формулой:

z = 1+Nэ (7),

где z - число, показывающее во сколько раз максимально может увеличиться вся масса производимой в обществе продукции (потребительских ценностей) при волевом превращении полученной нормы экономии общественного труда в нор­му денежной прибыли.

Такое превращение осуществляется увеличением обращающейся в обществе денежной массы в эти же 1,2 раза для чего по сговору капиталистов с «государственными деятелями» включается государственный печатный станок бумажных денег.

Но т.к. в действительности производительная сила общественного труда возросла по формуле (4) в n=1/(1–Nэ) = 1/(1–0,2) = 1,25 раза, а производство продукции в z =1,2 раза, то от прежнего числа работающих в обществе людей можно задействовать только z/n = 1,2/1,25 = 0,96, или 96%, т.е. доля безработных (б/р), вытолкнутых на рынок труда новой, более производительной и экономичной техникой, составит: б/р = 1– z/n = 1– 1,2/1,25 = 0,04, или 4%, что при под­становке вместо "z" и "n" соответствующих им выражений (7) и (4) дает в общем виде следующую формулу:

б/р = Nэ2 (8),

т.е. доля безработных равна норме экономии в долях единицы, возведенной в квадрат, если величина Nэ будет полностью превращена в норму денежной прибыли "p".

Например, при превращении нормы экономии Nэ=50% в р=100% по формуле (5), б/р = (0,5)2 = 0,25, или 25% от числа ранее работавших.

Теперь остается только коротко проанализировать формулы (4), (5), (6), (7) и (8).

Норма экономии общественного труда Nэ, как доля или процент экономии от текущих издержек (C+V), не может быть больше 1 или 100%, т.к. сама экономия Э не может быть больше суммы (C+V). К этой последней экономия Э может только стремиться. Следовательно, и величина Nэ может только стремиться к своему пределу, равному 1.

При Nэ, стремящейся к 1, число "n" по формуле (4) стремится к бесконечности, а по формуле (7) число "z" стремится от однократной экономии к конечному пределу, равному 2. Обе эти формулы показывают, что при превращении полученной от организационно-технических мероприятий нормы экономии Nэ в прибыль p (все цены заморожены, денежная масса растет) процент прироста продукции потребления (потребительских ценностей) в обществе происходит на величину Nэ, а если цены незамедлительно снижаются на полученный процент нормы экономии Nэ (денежная масса не изменяется), то процент прироста потребительских ценностей (полезной продукции) в обществе выражается по формуле (5) величиной p. Если же величина р будет выражать процент прибыли денег, то, как показывает формула (8), доля безработных в обществе будет расти в квадратной зависимости от той средней величины нормы экономии Nэ (в долях единицы), которая превращается в капиталистическую норму прибыли «р».

Именно тенденция полного превращения Nэ в капиталистическую «р» по "реформе" 1965 г. получила развитие в СССР, заведшая его экономику в тупик раньше, чем в странах классического капитализма с частной (акционерной) собственностью на средства производства и жесткой конкуренцией за рынки сбыта. Эта конкуренция принуждает частные кампании к снижению цен своих товаров от роста производительной силы труда, что благоприятно влияет на экономический рост при стремлении, однако, каждой кампании к монополии.

Так что истоки развала экономики СССР и РФ надо искать в отступлении "советской экономической школы" от теории Карла Маркса, хотя в свое время средствами массовой информации и внушалось рядовым труженикам, что в СССР, якобы, все происходит по теории Маркса.

Начиная же с августа 1991 года средства массовой информации внушают людям, что будто бы именно марксизм по­­губил экономику и государство СССР, в то время как в дей­ст­вительности государство СССР погибло как раз от антимарксизма, но под флагом марксизма.

Таков парадокс истории.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить